Активна версия сайта для
слабовидящих граждан
Основная версия сайта
Добро пожаловать на портал Академии Строганова!
俄罗斯莫斯科国立工艺美术学院(俄罗斯莫斯科国立斯特罗加诺夫国立工艺美术学院)
Академия
Наука
Научный полк
Академия Строганова   /   Наука   /   Научный полк   /   Темы исторического прошлого как отражение тем героического настоящего периода войны

Темы исторического прошлого как отражение тем героического настоящего периода войны

Темы исторического прошлого как отражение тем героического настоящего периода войны

М.Ю. Сивкова, студентка кафедры монументально-декоративной живописи

 

Для искусства переломных периодов характерно обращение к героическому прошлому национальной истории. Например, в  Новгородской иконе Знамение Пресвятой Богородицы (Битва новгородцев с суздальцами датируемой искусствоведами 60—80-ми годами XV в., обращение к  реальному  историческому  событию — нападению на Новгород суздальского войска и его разгроме у стен города 25 февраля 1170 года. В начале битвы суздальцы начали обстреливать икону и поразили ее стрелами. После этого икона отвернулась от суздальцев и повернула свой лик к новгородцам. На осадившие Новгород войска опускается тьма, и суздальцы начинают избивать друг друга. Обращение к этой теме связано с постепенной утратой Новгородом былого могущества и самостоятельности за счет усиления централизационной политики Московского княжества и окончательно го присоединения к Российскому государству в 1478 году в результате походов Ивана III.

В идеологии и искусстве Великой Отечественной войны 1941-1945 возникла необходимость обратиться к патриотическим чувствам народа, прежде всего русского, отсюда — отсылки к героическим сюжетам русской истории. Ведь помимо чисто агитационных задач, неизбежных и важных во время любой войны, тем более во время войны с внешним агрессором, нужно было воззвать и к глубинным традициям и помыслам русских: а в этих традициях и смыслах воинский долг, жертвенный подвиг "за други своя", защита Отечества от "ворога и супостата" всегда играли большую роль. Власть была буквально вынуждена обратиться к многовековой истории русского народа, чтобы из нее почерпнуть идеи патриотизма и героизма исторических персонажей. Именно поэтому появляются образы Александра Невского (князя Новгородского, победившего Тевтонских рыцарей на льду Чудского озера, Александра Суворова (героя Русско-турецких войн (1768—74 и 1787—91, не проигравшего ни одного сражения), Михаила Кутузова (героя Отечественной войны 1812). В июле 1942 г. были учреждены ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского.

Появляются (с 1940 г.) биографические картины «Суворов» и «Кутузов». С января 1943 г. были возвращены погоны и офицерские звания, которые воспринимались как символическая преемственность с русской воинской традицией (звание "красноармеец" было заменено "рядовым", звание "офицер" стало официальным и перестало быть ругательным).

Александр Невский выдвинулся как одна из важнейших фигур советской пропаганды в Великой Отечественной войне. Это было связано прежде всего с тем, что уже готовый, сформировавшийся советский патриотический образ Александра Невского 1937—1939 гг. как нельзя лучше подходил для русскоцентричной и антифашистской военной пропаганды 1941—1945 гг. Александр Невский уже закрепился в советской культурной памяти как антинемецкий символ.

7 ноября 1941 г. князь был официально «призван к оружию» высшим должностным лицом государства. Сталин лично поставил Александра Невского на первое место среди тех исторических личностей, чей пример должен был вдохновлять советское население в борьбе против немецких агрессоров. В своем известном обращении по поводу 24-й годовщины Октябрьской революции, произнесенном на Красной площади в Москве, Сталин призвал солдат Красной армии: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»

Наиболее известной работой на эту тему является триптих П. Корина «Алесандр Невский» 1942. Так, центральную часть триптиха П. Корина занимает фигура Александра Невского, в рост, в доспехах, с мечом в руке на фоне Волхова, Софийского собора и стяга с изображением «Нерукотворного Спаса» (1942–1943, ГТГ). Позже художник скажет: «Я писал его в суровые годы войны, писал непокоренный гордый дух нашего народа, который «в судный час своего бытия» встал во весь свой гигантский рост». Главное для Корина не археологическая достоверность исторических деталей, а раскрытие духовной сущности героя, его целеустремленности, не ведающей преград на пути к победе. Правая и левая части триптиха — «Северная баллада» и «Старинный сказ» — это картины о мужественном и душевно стойком русском человеке. Но они явно слабее центральной части, справедливо замечено, что им вредит и известная «зашифрованность» сюжета. Живописно-пластическое решение характерно для Корина: формы предельно обобщены, пластика фигуры жесткая, контур графичен, колорит построен на локальных, контрастных сочетаниях.

В историческом жанре много работает старейший художник Е. Е. Лансере. Его серия «Трофеи русского оружия» Автор задумал показать великие победы русского оружия в различные исторические эпохи: «После Ледового побоища», «На Куликовом поле», «Полтавская победа», «1812 год». Обращение к теме Ледового побоища также встречается в плакате.  Плакат «Встреча предка с потомком» (серия: Боевой Карандаш №86, автор Гальба (Гальберштадт) В.А.  1944) изображает встречу замерзшего немецкого солдата и скелетоподобного рыцаря тевтонского ордена, плакат снабжен подписью «рыцарь побитого увидев фрица ему сказал: "Ты, как и я — Шел видно в русские края... Теперь — добавил он уныло — тебя конец такой же ждет: не трать же понапрасну силы — и ты, как я, пойдешь под лед"». 

Произведение П.П. Соколова-Скаля — «Иван IV в Ливонии. Взятие крепости Кокен Гаузен» (1940— 1942) посвящается победе русского народа над ливонскими рыцарями. Картина изображает триумфальный въезд царя Ивана Васильевича в завоеванный им ливонский замок Кокенгаузен. Крепость эта была отнята у немецкого рыцарского ордена, владевшего до этого Ливонией. Народы Балтийского побережья издавна находились в тесной связи с Россией. В XIII веке ливонские, рыцари захватили их земли, захватили и такие исконно русские города, как Юрьев и другие, закрыв Москве выход в Западную Европу. Хотя замысел картины появился намного раньше, но на создание исторического полотна художника вдохновило победоносное наступление войск Красной армии в 1942.

Фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский», снятый в 1938 г., вновь проходит по экранам в 1941 г. Действия фашистских армий в Европе взбудоражили весь мир. Фильм о всенародном отпоре врагу, о разгроме захватчиков требовался немедленно. Дмитрий Васильев разработал дерзкий план снимать зиму летом, Чудское озеро - во дворе бывшей слободы Потылихи, ныне Мосфильмовской улицы. Двор этот заливали асфальтом, посыпали мелом, поверх заливали жидким стеклом и снова чем-то посыпали. Нужно было решать десятки проблем: как быстро сделать кольчуги, шлемы, мечи, чучела лошадей, куклы пленных, сжигаемых на кострах, воинов, пронзаемых стрелами, и рыцарей, уходящих под лед? Где строить декорации, изображающие храмы, лобные места, мосты через Волхов? Как, наконец, добиться, чтобы изо ртов сражающихся в морозный якобы день шел пар? И на все находились ответы. Фильм был снят в сжатые сроки к 5 ноября 1938.

В период между 1941 и 1945 гг. Во время Великой Отечественной войны на советском книжном рынке появилось, по меньшей мере, двадцать две самостоятельных публикации о битве на льду Чудского озера и ее прославленном военачальнике. Это были почти исключительно брошюры небольшого формата (их объем редко превышал 30 страниц), которые, несомненно, предназначались специально для фронтовых солдат. По подсчетам Ханса-Хайнриха Нольте, количество экземпляров этой «окопной литературы» составило приблизительно полтора миллиона. Волна публикаций об Александре Невском поддерживалась статьями в газетах и журналах, а также главами в книгах о традициях русского военного искусства или о длившейся якобы веками борьбе между немцами и русскими. Приняв во внимание также и многочисленные пропагандистские плакаты, листовки и почтовые открытки времен Великой Отечественной войны, а также театральную постановку под названием «Александр Невский» и ставшие знаменитыми произведения исторической живописи , где изображен исторический полководец и вождь, период между 1941 и 1945 гг. можно обозначить как одну из вершин культа Александра Невского в русской и советской истории.

Невозможно представить обращение к историческим темам в искусстве военных лет без произведений, посвященных Отечественной войне 1812 года. Полотно Ульянова «Лористон в ставке Кутузова», 1945. Когда в 1812 армия Наполеона осталась в Москве, российская армия сосредоточилась в лагере около деревни Тарутино Калужской губернии. Кутузов решил оставаться на месте и ждать пока «французская армия не разложится сама по себе». Наполеон это ясно видел и понимал, что дальше вести войну было невозможно. Его надежды на то, что император Александр запросит мира, не оправдались. Время шло, и с каждым днем положение усугублялось. Наконец Наполеон решил сам просить мира. Он приказал генералу Лористону отправляться в главный штаб российской армии в Тарутино с его письмом. Перед поездкой Наполеон сказал: «Я нуждаюсь в мире. Добудьте мне это любой ценой. Сохраните честь». Тогда события повторялись, и советская армия теснила немцев.

Масштабная трагедия Великой Отечественной войны приблизила подвиги предков, подняла на щит героические дела народа, воскресила далекие исторические события, придала им остросовременное звучание. В искусстве военного времени развивается тема Куликовской битвы. На картине М.И.Авилова «Поединок Пересвета с Челубеем» (1943) изображен эпизод, предшествовавший началу Куликовской битвы (8 сентября 1380), — поединок русского витязя, монаха Троице-Сергиевой лавры Александра Пересвета с татарином Челубеем.  Замысел картины возник за 25 лет до этого, но художник смог приступить к его воплощению лишь вернувшись из эвакуации в 1943, находясь на пике творческого и патриотического подъема. Это полотно звучит как символ национально-освободительной борьбы русского народа. Ведь в 1943 году Красная армия переходит от обороны в наступление: 10 января – 2 февраля 1943 – Наступление войск Донского фронта с целью ликвидации окруженных под Сталинградом немецких войск (операция «Кольцо»), 18 января Прорыв блокады Ленинграда,  12 февраля – 21 марта – Наступательные операции Брянского, Центрального и левого крыла Западного фронтов на орловско-брянском направлении, а 12 июля – 23 августа – Контрнаступление советских войск на Курской дуге.

В картине «Утро на Куликовом поле» (1943-1947) оптимистическое чувство пронизывает все произведение. Создание образа побеждающего народа, трактовка Куликовской битвы как народной победы в борьбе за национальную независимость является заслугой Бубнова. Ведь именно в эти годы Красная армия шаг за шагом освобождала территорию нашей Родины и Европы от фашистских захватчиков.

Победа в Великой Отечественной войне, ставшая еще одним из триумфов русского оружия отразилась в серии гравюр Фаворского "Великие русские полководцы". В 1945—1947.  В образах Александра Невского, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Михаила Кутузова воплощены храбрость и мужество русского народа, всегда отстаивавшего честь и независимость своей отчизны.

Трагическое настоящее заставляет взывать к героическому прошлому. Проводя исторические параллели художники по-новому осмысливают настоящее. Обращаясь к образам исторического прошлого художники выбирают сюжеты побед или победоносных сражений, что объясняется надеждой на победу и освобождение. Начало наступления Красной армии вдохновило художников на создание исторических полотен, изображающих побеждающий народ, а неожиданное наступление фашистских войск вызвало бурное развитие темы битвы Александра Невского с немецкими рыцарями, в конце войны в творчестве многих художников присутствовала историческая параллель между победой в Великой отечественной войне 1941-1945 и победой в Отечественной войне 1812.

Но связь периодов войны с обращением к темам исторического прошлого является косвенной, поскольку обращение к теме и способ ее раскрытия отражают сами не этапы войны, а подъем общественного духа, ими вызванный, тем более, что столь масштабный замысел как съемка исторического фильма или писание исторического полотна занимает много времени, а изменения на фронте происходят гораздо быстрее, чем создаются масштабные произведения искусства. Ко времени завершения исторического полотна происходило новое событие, вызывавшее подъем народного духа. Тем более, что многие данные об истории создания произведений на историческую тему появились в советское время и были данью советской цензуре и пропаганде.