Активна версия сайта для
слабовидящих граждан
Основная версия сайта
Добро пожаловать на портал Академии Строганова!
俄罗斯莫斯科国立工艺美术学院(俄罗斯莫斯科国立斯特罗加诺夫国立工艺美术学院)
Академия
Наука
Научный полк
Академия Строганова   /   Наука   /   Научный полк   /   Образ героев войны в творчестве В.И. Мухиной

Образ героев войны в творчестве В.И. Мухиной

Образ героев войны в творчестве В.И. Мухиной

Е.А.Максимова, студентка I курса кафедры промышленный дизайн

 

Многие творения Веры Игнатьевны стали символами советской эпохи. Ведущей темой творчества скульптора всегда оставалось прославление духовной красоты советского человека.

В годы войны скульптор Мухина создала жанр, который она сама назвала «героическим портретом». Вспоминая свой опыт с портретами героев войны, Мухина говорила:

«Наша великая, суровая эпоха обязывает нас обратить на героический портрет особое внимание. Не все люди обладают величественной, героической внешностью. Перед художником, пытающимся создать героический портрет (а мне кажется, что современное искусство портрета должно идти по этому пути), стоит сложная задача - превратить лицо, нередко житейски некрасивое, в лицо значительное и прекрасное, суметь, не удаляясь от конкретного портретного сходства, выразить всю глубину и возвышенность душевного мира человека... Для потомков наших важно в портретах нашего времени увидеть образ этого времени, который заставит их переживать, волноваться».

Художница настаивала на воспитательном значении героического портрета: «По ним будут учиться доблести и гражданскому долгу... Человеку свойственно не только преклоняться перед великим, но и стремиться превзойти его. Жажда большего и лучшего есть тот великий двигатель человечества, который ведет его к прогрессу и свету».

Серия героических портретов, созданная скульптором в годы Великой Отечественной войны, — рассказ о людях, не дрогнувших перед смертельной опасностью, закаливших в бою свою волю, свой характер, людях, способных на подвиг и свершивших его. «Волна небывалой войны, — говорила Мухина, — выплеснула из недр народа таких героев, изобразить которых художник может считать честью для себя».

 

                                     

 

Наиболее значительными портретами героев войны являются портреты полковника Ивана Лукича Хижняка и полковника Бария Абдулловича Юсупова, созданные Мухиной  в 1942 году. В портретах полковников И.Л.Хижняка и Б.А.Юсупова (оба — бронза, ГТГ) при всей их индивидуальности отражены типичные для советского человека военного времени черты решительной готовности к борьбе с врагом.

На выставке «Великая Отечественная война», состоявшейся осенью 1942 года в Москве, участвовало 49 скульпторов, 37 из них показали портреты воинов. На этой выставке Вера Игнатьевна Мухина экспонировала портреты полковников Юсупова и Хижняка. За скульптурные портреты полковников И.Л. Хижняка и Б.А. Юсупова Мухина получила в 1943 году Сталинскую премию второй степени.

В сентябре 1941 года Юсупов, командир 403 гаубичного артполка, был назначен начальником штаба оперативной группы гвардейской минометной части. Вошёл в историю как один из первых командиров, овладевших новым оружием — реактивными минометами, получившими название «катюши». В январе 1942 года под Старой Руссой группа из пяти дивизионов «катюш» Юсупова столкнулась с немецкими танками. В бою с ними он получил серьезное ранение в голову, но успел подбить гранатой танк. Обнаружившие тело Бария военнослужащие посчитали его мертвым и хотели похоронить в общей могиле с другими погибшими, но один из них узнал полковника Юсупова и помешал погребению. Юсупов был вывезен санитарным самолетом в Москву, где врачам удалось спасти ему жизнь и даже сохранить один глаз. Но его лицо было жестоко изуродовано. В госпитале Юсупову был вручен орден Ленина.

Мухина не старалась «облагородить» лицо Юсупова. Ее задача - выявить искренность и глубину его нравственного, духовного величия. Рассекающий лоб шрам, повязка на левом глазу, вмятина от осколка над правым - все точно, правдиво, даже беспощадно правдиво. На лице полковника печать глубокого внутреннего покоя: он выполнил свой долг - и воинский и высший, человеческий, он принял на себя всю тяжесть сражений и даже перед лицом смерти не потерял веры в справедливость и мужество.

Иван Лукич Хижняк — советский военачальник, участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, полный Георгиевский кавалер. В начале  Великой Отечественной войны Хижняк командовал 117-й стрелковой дивизией. В 1942 году чтобы дать своей дивизии возможность вырваться из кольца, он с горсткой солдат пошел в атаку, принял огонь на себя. Его нашли без сознания, израненного, насквозь прошитого пулеметными очередями. Отправили на самолете в тыл, но в московском госпитале признали его положение безнадежным и сняли посмертную маску. Однако он поправился.

В госпитале Хижняка увидела Мухина. Облик тяжело  раненного воина врезался в память Мухиной, и она решила вылепить его портрет, когда он начнет поправляться. Для художницы Хижняк стал олицетворением воинской доблести. На портрете Хижняк  решителен, устремлен к действиям. Скулы заострены, рот крепко сжат, глаза горят.  Хижняк готов к битве с врагом.

Победа в Великой Отечественной войне ковалась не только на фронте, но и тылу. В годы  войны Вера Игнатьевна Мухина создала ряд скульптурных портретов гражданских лиц, вошедших в историю нашей страны.

В 1943 году был создан портрет Главного хирурга Красной Армии Николая Ниловича Бурденко. Скульптору удалось выявить знаменательные черты этого выдающегося военного врача, спасшего много человеческих жизней, черты сложного, подчас трудного характера: жесткость, где-то переходящую в грубость, слегка брезгливое высокомерие, надменность.

В портрете хирурга Бурденко нет ничего торжественного, приподнятого, он показан таким будничным, и это придает портрету особую убедительность. Усталое лицо с резкими прорезями морщин, с нависшими под глазами мешками. Следы недавно перенесенной тяжелой болезни. Из глубины усталых от напряжения глаз на нас смотрит человек, переживший тяжелую годину войны. 

Самым важным в творчестве Мухиной было то, что она умела подмечать в характере своих современников все лучшее и новое, рожденное советской действительностью, находить прекрасный идеал в жизни и, воплощая его, звать в будущее.

Мухина  мечтала создать обобщенно-символический образ советской женщины, выражающий ненависть к врагу и несокрушимую уверенность в победе, увековечить безвестных героинь,  оборонявших Родину в ее грозный час.

«Мы знаем исторические примеры, - говорила Мухина  на антифашистском митинге, - знаем Жанну д'Арк, знаем могучую русскую партизанку Василису Кожину, знаем Надежду Дурову... Но такое массовое, гигантское проявление подлинного героизма, какое мы встречаем у советских женщин в дни битв с фашизмом, знаменательно. Наша советская женщина сознательно идет на подвиги. Я говорю не только о таких женщинах и девушках-богатырях, как Зоя Космодемьянская, Елизавета Чайкина, Анна Шубенок, Александра Мартыновна Дрейман — можайская партизанка-мать, принесшая в жертву Родине сына и свою жизнь. Я говорю и о тысячах безвестных героинь».

И Мухина создает «Партизанку», образ простой, мужественный и значительный.

Когда впервые смотришь на «Партизанку», кажется, что лицо ее очень знакомое. Но было бы напрасно перебирать в памяти фотографии героинь Великой Отечественной войны. Лицо партизанки напоминает лицо колхозницы из монумента «Рабочий и колхозница». Умышленность этого сходства предположить трудно. Скорее, Мухина, и в том и в другом случае стремясь к созданию собирательного образа, отбирала в чертах встречающихся ей людей те, которые казались наиболее характерными. В результате ее представление о типе советской женщины конца тридцатых - начала сороковых годов оказалось воплощенным дважды - в героинях мирного и военного времени.

«Партизанка», единственная, не имеющая конкретного прототипа, не кажется исключением в ряду военных портретов Мухиной. Документальная точность не мешает их гражданскому звучанию.

Продолжая тему собирательного образа героинь Великой Отечественной войны, Мухина создает в 1943 году портрет летчика-истребителя Екатерины Васильевны Будановой. Мухина представила свою героиню в минуты высокого духовного взлета, вдохновения боя.

 

 

 

Вторая по результативности женщина-истребитель Второй Мировой войны летчица Буданова участвовала в боях за Сталинград, Донбасс, Ростов-на-Дону. 19 июля 1943 года погибла в бою недалеко от села Ново-Красновка Луганской области. За период боевой деятельности совершила 266 боевых вылетов, уничтожила лично 6 самолетов противника и 5 – в группе товарищей. В Москве одна из улиц названа ее именем.

Долгие годы после войны из памяти художника не выходили события военных лет. В 1947 году Мухина работает над портретами дважды Героев Советского Союза Николая Георгиевича Столярова и Арсения Васильевича Ворожейкина.

Н.Г. Столяров был в годы войны летчиком штурмового авиаполка. Совершил 185 боевых вылетов, нанеся противнику большой урон в живой силе и боевой технике. В групповых боях уничтожил 6 самолетов противника. Бронзовый бюст в исполнении скульптора Мухиной установлен на родине героя в городе Казани.

А.В. Ворожейкин — один из ярчайших асов советской истребительной авиации, сбивший в воздушных боях 52 вражеских самолета. Отлитый в бронзе памятник Ворожейкину, созданный Мухиной, стоит на родной Нижегородской земле (город Городец).

Взволнованно, напряженно следила Мухина за общечеловеческим движением борьбы за мир уже в послевоенные годы. Вера Игнатьевна выступала на митингах в Москве, в Прибалтике, в Финляндии, объехала Румынию, Болгарию, Югославию и другие страны. В своих речах она призывала людей к борьбе за будущее благо, к борьбе жестокой и беспощадной.

Как призыв к всеобщему миру была задумана Мухиной скульптурная группа «Требуем мира!». Скульптуру  делали бригадой. Вместе с Мухиной работали ее постоянные помощницы Иванова и Зеленская, а также скульпторы Козаков и Сергеев.

Композиция включала шесть человек: четырех мужчин и двух женщин с маленькими детьми. Здесь были и белые, и желтые, и черные – все люди живут, страдают и умирают одинаково. Поднимала на руках убитого ребенка кореянка. Шел инвалид, слепой и однорукий. «Мы решили, что требовать мира должны не только полноценно здоровые представители человечества, но и жертвы войны, ибо они тоже хотят жить, тоже имеют право на жизнь, многое отдали за нее», - говорила Мухина.  Все они шли по поверженным фашистским знаменам вслед за русской женщиной, с руки которой слетал голубь мира. Гордая, свободная, уверенная в своем праве на счастье, эта женщина олицетворяла будущее человечества.

В 1950 году группа «Требуем мира!» была экспонирована на Всесоюзной художественной выставке и вызвала много откликов. Современники этого произведения, люди, пережившие войну, в большинстве случаев воспринимали ее очень взволнованно. «Видел новую скульптуру, созданную Вами в сотрудничестве с другими товарищами, - писал Мухиной Борис Полевой, - долго стоял возле нее, стоял и думал. Это скульптура, которая сильна прежде всего тем, что заставляет человека задуматься, задуматься о международной обстановке, о судьбах мира, подумать о том, что ты сам делаешь, чтобы предотвратить войну, отстоять мир и собственную свою семью от новых ужасов».

На протяжении всех военных лет Вера Игнатьевна чувствовала себя в долгу перед павшими, мечтала увековечить их память. «Четыре года войны - четыре года потоков крови, убийства, страдания, слез, высоких подвигов, примеров мужества, любви и самоотверженного страдания», - писала она.

«Сегодня самый радостный, счастливый день за четыре года, - напишет Вера Игнатьевна Мухина в день окончания войны. - Четыре года изо дня в день все мы жили этой мечтой. Ни один человек в нашей стране во все самые тягостные дни блокады, голода, боев в осуществлении этой мечты не сомневался. Эта мечта вела наши войска от Кавказа до Берлина; эта мечта творила танки на заводах, хлеб в полях и добывала руду в горах. Наконец совершилось... Конец войне! Страшной, чудовищной, может быть, наиболее гнусной из всех, которые знает история».